Письмо сотрудников Ленинградского Физико-технического института Наркомата тяжелой промышленности СССР председателю СНК СССР В.М. Молотову об экспериментальной базе ядерных исследований.

5 марта 1938 г.
Государственный архив Российской Федерации
Ф. Р-5446. Оп. 23. Д. 1636. Л. 4–9.

Машинопись. 30,2 х 20,1 см; разворот 30,5 х 42,2 см.

На сопроводительной записке указано о наличии резолюции В.М. Молотова: «Что ответить?»

Под письмом подписи крупных ученых: А. Иоффе, И. Курчатов, А. Алиханов, Д. Скобельцын, Л. Арцимович, А. Алиханьян, Л. Неменов, Л. Русинов, Б. Джелепов, Г. Щепкин, В. Куприенко, В. Храмов, А. Юзефович, Е. Степанова, В. Китаров, М. Козодаев, П. Спивак, А. Федюрко, П. Глазунов, Н. Иванова, В. Дукельский, Я. Френкель, Я. Хургин.
 

ЛФТИ (ныне Физико-технический институт им. А.Ф. Иоффе), основанный А.Ф. Иоффе в 1918 г., в 1931–1939 гг. подчинялся Наркомату тяжелой промышленности, затем перешел в ведение Академии Наук СССР. С 1932 г. в институте действовала лаборатория по изучению физики атомного ядра, ее возглавлял И.В. Курчатов. Институт, наряду с фундаментальными научными исследованиями, занимался работами оборонной тематики – по радиолокации, защите кораблей от магнитных мин и торпед.
 

Письмо Молотову от 5 марта 1938 г. сыграло роль в развитии базы для атомных исследований, однако надо обратить внимание, что в нем нет никаких указаний на то, что эта тематика имеет военное значение (упомянута только важность ее для медицины). Нет на письме и грифа «секретно». Это значит, что в 1938 г. возможность атомного оружия еще не обсуждалась ни учеными, ни руководством страны.