Из протокола допроса Л.К. Вологодцева 20 марта 1938 г.

Государственный архив Российской Федерации
Ф. Р-10035. Оп. 2. Д. 24988. Л. 7–8.

Первые листы протокола допроса содержат биографические сведения о Л.К. Вологодцеве, записанные следователем. Следователь писал с ошибками. Следующие листы допроса выглядят таким образом, что это выдает грубую фальсификацию. На обороте листа с биографией Вологодцева (л. 8) ничего не написано. Текст на следующем листе (л. 9) начинается так: «Вы арестованы как участник контрреволюционной шпионской и вредительской организации, существующей в авиационной промышленности в гор. Москве. Признаете ли вы себя виновным? – Ответ: Да, признаю себя виновным в том, что я действительно проводил контрреволюционную и вредительскую деятельность в авиационной промышленности». Далее на трех листах рукой следователя записаны признания в контрреволюционных взглядах Вологодцева, о том, что он вступил в существовавшую в авиационной промышленности контрреволюционную вредительскую организацию, «которая занималась подрывной деятельностью оборонной промышленности страны», по заданиям этой организации Вологодцев, в должностные обязанности которого входило расследование авиационных аварий, якобы «умышленно не выезжал на аварии некоторых самолетов» и скрывал причины технических неполадок («мною было умышленно преуменьшено значение сложности бензопроводки», «мною умышленно было приуменьшено значение качества карбюратора», «умышленно не учтен опыт ремонта тяжелых самолетов»). Подписи Л.К. Вологодцева к концу допроса заметно меняются, почерк стал неровным, ломаным, фамилия выведена с трудом. Вероятно, это признак того, что показания получены после истязаний. Несмотря на эти признания, протокол следующего допроса, датированного 22 марта, начинается со слов следователя: «Вы упорно отрицаете свое участие в контрреволюционной и шпионской деятельности, направленное против советской власти. Следствие предлагает прекратить дальнейшее запирательство и дать подробное показание». В этом протоколе содержится признание Вологодцева в шпионаже, будто бы он передавал «одному из иностранных государств» сведения об аварийности самолетов, причинах аварий и о численности гражданского воздушного флота.

Л. 8:

Вопрос: Где вы находились до рев[олюции] 1917 года?

Ответ: В 1914 г. я окончил юнкерское военное топографическое училище в С.-Петербурге, в июле месяце 1914 г. был отправлена на Юго-Западный фронт в 3-ю армию, где я находился до 1917 года в чине подпоручика, а потом подполковника в авиационных частях.

Вопрос: Расскажите ваше пребывание после рев[олюции] 1917 года?

Ответ: В 1917 г. после октябрьской рев[олюции] до 1918 г. я находился в Красной Гвардии гор. Одесса, работал на бронепоездах и с февраля м[еся]ца 1918 года в Красной армии командир батальона связи в гор. Воронеже. В 1919 г. в авиачастях на Архангельском и Волжском фронте в должности командира отряда особого назначения. В 1920 Турк[естанский] фронт нач[альник] военно-воздушных сил на линии Самара-Ташкент. В 1921 г. служил в Первой и Второй конной армии в должности нач[альника] штаба авиачастях.

Вопрос: Сколько время и в каком году вы работали в авиапромышленности?

Ответ: В авиационной промышленности я работал в 1932 и 1933 гг.