Показание М.А. Бестужева о восстании на Сенатской площади

6 января 1826 г.
Государственный архив Российской Федерации
Ф. 48. Оп. 1. Д. 340. Л. 6–6 об.

Писарская запись с правкой рукой М.А. Бестужева, в конце приписка снимавшего допрос генерала В.В. Левашова.

Декабрист Михаил Александрович Бестужев был одним из главных деятелей восстания 14 декабря. М.А. Бестужев служил в лейб-гвардии Московском полку, который первым вышел на Сенатскую площадь, начав восстание, а привели полк Бестужев и несколько других офицеров-декабристов.

Во время этого допроса М.А. Бестужев держался линии защиты, принятой многими участниками восстания 14 декабря: отрицал, что принадлежит к тайному обществу и утверждал, что выступил только потому, что считал незаконной присягу Николаю Павловичу.

№ 33.
Показание Л[ейб]-г[вардии] Москов[ского] полка штабс-капитана Бестужева.
Вовлечен он был слухами о задержании будто бы великого князя Константина Павловича и тем, что будто письмо великого князя к императору есть ложное. Не принимать присяги согласны были многие офицеры, а именно: князь Щепин-Ростовский, Волков, поручики Броке, Кудашев, капитан Корнилов, сей последний, услышав содержание Манифеста, объявил им, что он присягает.
Цель бунтовщиков была от него совершенно скрыта, и он ничего про оную не знает и действовал единственно по заблуждению, для удержания на престоле великого князя Константина Павловича, которому он присягал.
В числе бунтующих он знал только к[нязя] Оболенского, Одоевского, Кюхельбекера, Каховского, Рылеева.
Якубович встретил бунтующих в Гороховой улице. Кричал «ура!» Константину Павловичу, вздевши шляпу на саблю. Когда же отстал от них, и возвращался ли к ним, не знает.
Был также с ними молодой человек в синем сюртуке, который раздавал деньги, в том числе отдал и ему 50 р., которые вручены им унтер-офицеру Макею Иванову для покупки вина, но кто именно, не знает.
На генерала Фридрикса никогда не целил и старался, напротив, всеми мерами удерживать солдат от пролития крови, запрещая им стрелять, в чем свидетельствуется 2-ою и 3-ею ротами.
Графа Милорадовича ранил не солдат, а выстрелил в него из толпы народа, но кто именно, не знает, ранен ли он был штыком, того не видел.
Штабс-капитан Бестужев.
 
Когда и кем были приняты в тайное общество?
Я был принят в тайное общество несколько месяцев тому назад покойным Черновым. Намерения оного определительно не знал, но заметил, что оное клонилось к конституции.
Генерал-адъютант Левашов.

Показание М.А. Бестужева о восстании на Сенатской площади

Лист 1 из 2

 

Показание М.А. Бестужева о восстании на Сенатской площади.
6 января 1826 г.

Писарская запись с правкой рукой М.А. Бестужева, в конце приписка снимавшего допрос генерала В.В. Левашова.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 340. Л. 6.

 

 

№ 33.

Показание Л[ейб]-г[вардии] Москов[ского] полка штабс-капитана Бестужева.

 

Вовлечен он был слухами о задержании будто бы великого князя Константина Павловича и тем, что будто письмо великого князя к императору есть ложное. Не принимать присяги согласны были многие офицеры, а именно: князь Щепин-Ростовский, Волков, поручики Броке, Кудашев, капитан Корнилов, сей последний, услышав содержание Манифеста, объявил им, что он присягает.

 

Цель бунтовщиков была от него совершенно скрыта, и он ничего про оную не знает и действовал единственно по заблуждению, для удержания на престоле великого князя Константина Павловича, которому он присягал.

 

В числе бунтующих он знал только к[нязя] Оболенского, Одоевского, Кюхельбекера, Каховского, Рылеева.

 

Якубович встретил бунтующих в Гороховой улице. Кричал «ура!» Константину Павловичу, вздевши шляпу на саблю. Когда же отстал от них, и возвращался ли к ним, не знает.

 

Был также с ними молодой человек в синем сюртуке, который раздавал деньги, в том числе отдал и ему 50 р., которые вручены им унтер-офицеру Макею Иванову для покупки вина, но кто именно, не знает.