Первоначальный допрос И.Д. Якушкина, снятый генералом В.В. Левашовым.

Начало января 1826 г.
Государственный архив Российской Федерации
Ф. 48. Оп. 1. Д. 352. Л. 5–6 об.

Когда арестованного декабриста допрашивали в первый раз, допрос вел генерал В.В. Левашов и записывал показания своей рукой, декабрист только ставил потом внизу свою подпись. Самым важным эпизодом первого (да и последующих) допроса Ивана Дмитриевича Якушкина стал его «вызов на цареубийство».

Во время совещания тайного общества в 1817 г. в Москве, в шефском доме Хамовнических казарм (это здание сохранилось и находится на Комсомольском проспекте) Якушкин был так возмущен политикой Александра I, что вызвался совершить на него покушение. Другие участники совещания его отговорили, но этот эпизод стал известен следствию и послужил причиной сурового приговора Якушкину. В литературе его часто называют «московским заговором 1817 года».

Допрос написан рукой В.В. Левашова и подписан И.Д. Якушкиным.

«№ 139.

Отставной капитан Якушкин.

С которого времени принадлежали вы к тайному обществу?

В 1816 году я был один из тех, которые тайное общество составить предположили. Я служил тогда в Семеновском полку и был в Петербурге. Сочленами кого я имел, сказать не могу, ибо на сие дал мое обещание. В том же году был я переведен в 37-й егерский полк, куда немедля отправился. Во время моего пребывания в армии никакого сношения я не имел с членами общества до переводу полка моего в Московскую губернию. Тогда я получил позволение от полкового командира ген[ерал]-май[ора] фон Визена жить в Москве, где был в сношениях с теми, кои общество сие составляли. Намерение общества было сблизить дворянство с крестьянами и стараться первых склонить к освобождению последних. Сверх сего, распространить свои отрасли умножением членов и приготовить все сословия в государстве к представительному правлению. В 1817 году многие члены получили известие, что польские губернии будут присоединены к Царству Польскому. Сие обстоятельство и сверх сего уверение, что государство не может быть в худшем положении, как под управлением государя Александра Павловича, решили меня на жизнь его покуситься. Решение сие было взято на совещании некоторых членов, когда положено было оными назначить жребием то лицо, которое действие должно было исполнить. Я вызвался, не хотя подвергнуть себя жребию. На другой день, при новом совещании тех же лиц мне объявили, что решение мое полагают ненужным, что известие, полученное из Петербурга, может быть неосновано, и что действию моему противятся. Вслед сего я им сказал, что более их обществу не принадлежу, ибо они меня заставили к действию, или необходимому, или пагубному. В первом случае, дурно делают, что меня останавливают, в последнем – заставили меня решиться на вещь совершенно гибельную для России.

Хотя я обществу более не принадлежал, но я знаю, что в 1818 г. оное получило образование и устав, который я читал. В 1819 году, когда я приезжал в Петербург, некоторые из членов сказали мне, что я слишком много знаю, чтобы остаться чуждым, и я дал подписку, что обществу опять принадлежу. Общество сие называлось Союз благоденствия. До 1821 году содействие мое и сношение были совершенно ничтожны. В 1821 году, быв притеснен местным правительством, намерился сделать государю изложение всего зла, которое внутри государства заметил, и предложить обществу оное за общим подписанием доставить. На сей счет общество в Москве собралось; но после многих разговоров и разнообразных мыслей, видя невозможность продолжения оного в сем виде, решилось оное уничтожить и заменить другим, которого цель и намерение остались те же, но распространение членов должно было быть ограничено. В сем новом обществе я остался, но с тех пор, как правительством были запрещены все тайный общества, то устав был уничтожен. Я же поехал тогда в деревню и с тех пор никакого сношения с обществом не имел до прошедшего декабря. Приехав 8-го в Москву, слышал 16-го или 17-го числа от одного из сочленов, что получено обществом письмо, извещающее о некотором предприятии в Петербурге. Вслед за сим получено было известие о происшествии 14-го числа.

Отставной капитан Якушкин.

Генерал-адъютант Левашов.»

Первоначальный допрос И.Д. Якушкина, снятый генералом В.В. Левашовым.

Первоначальный допрос И.Д. Якушкина, снятый генералом В.В. Левашовым. Начало января 1826 г.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 352. Л. 5.
Допрос написан рукой В.В. Левашова и подписан И.Д. Якушкиным.

_______
 

«№ 139.

Отставной капитан Якушкин.

 

С которого времени принадлежали вы к тайному обществу?

 

В 1816 году я был один из тех, которые тайное общество составить предположили. Я служил тогда в Семеновском полку и был в Петербурге. Сочленами кого я имел, сказать не могу, ибо на сие дал мое обещание. В том же году был я переведен в 37-й егерский полк, куда немедля отправился. Во время моего пребывания в армии никакого сношения я не имел с членами общества до переводу полка моего в Московскую губернию. Тогда я получил позволение от полкового командира ген[ерал]-май[ора] фон Визена жить в Москве, где был в сношениях с теми, кои общество сие составляли. Намерение общества было сблизить дворянство с крестьянами и стараться первых склонить к освобождению последних. Сверх сего, распространить свои отрасли умножением членов и приготовить все сословия в государстве к представительному правлению. В 1817 году многие члены получили известие, что польские губернии»

Первоначальный допрос И.Д. Якушкина, снятый генералом В.В. Левашовым.

Первоначальный допрос И.Д. Якушкина, снятый генералом В.В. Левашовым. Начало января 1826 г.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 352. Л. 5об.
Допрос написан рукой В.В. Левашова и подписан И.Д. Якушкиным.

_______
 

«будут присоединены к Царству Польскому. Сие обстоятельство и сверх сего уверение, что государство не может быть в худшем положении, как под управлением государя Александра Павловича, решили меня на жизнь его покуситься. Решение сие было взято на совещании некоторых членов, когда положено было оными назначить жребием то лицо, которое действие должно было исполнить. Я вызвался, не хотя подвергнуть себя жребию. На другой день, при новом совещании тех же лиц мне объявили, что решение мое полагают ненужным, что известие, полученное из Петербурга, может быть неосновано, и что действию моему противятся. Вслед сего я им сказал, что более их обществу не принадлежу, ибо они меня заставили к действию, или необходимому, или пагубному. В первом случае, дурно делают, что меня останавливают, в последнем – заставили меня решиться на вещь совершенно гибельную для России.»

Первоначальный допрос И.Д. Якушкина, снятый генералом В.В. Левашовым.

Первоначальный допрос И.Д. Якушкина, снятый генералом В.В. Левашовым. Начало января 1826 г.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 352. Л. 6.
Допрос написан рукой В.В. Левашова и подписан И.Д. Якушкиным.

_______
 

«Хотя я обществу более не принадлежал, но я знаю, что в 1818 г. оное получило образование и устав, который я читал. В 1819 году, когда я приезжал в Петербург, некоторые из членов сказали мне, что я слишком много знаю, чтобы остаться чуждым, и я дал подписку, что обществу опять принадлежу. Общество сие называлось Союз благоденствия. До 1821 году содействие мое и сношение были совершенно ничтожны. В 1821 году, быв притеснен местным правительством, намерился сделать государю изложение всего зла, которое внутри государства заметил, и предложить обществу оное за общим подписанием доставить. На сей счет общество в Москве собралось; но после многих разговоров и разнообразных мыслей, видя невозможность продолжения оного в сем виде, решилось оное уничтожить и заменить другим, которого цель и намерение остались те же, но распространение членов должно было быть»