Показание П.И. Пестеля о совещании тайного общества в 1820 г. на квартире Ф.Н. Глинки.

8 февраля 1826 г.
Государственный архив Российской Федерации
Ф. 48. Оп. 1. Д. 5. Л. 5.

Показание написано рукой П.И. Пестеля и хранится в следственном деле «О совещании Коренной думы в 1820 г.» («Думой» декабристы называли выбранное ими руководство тайного общества).

«1826 года 8 февраля высочайше учрежденный Следственный комитет требует от г[осподина] полковника Пестеля следующего показания:

В дополнение сказанного вами о совещании, происходившем в 1820 г. в квартире полковника Глинки, объясните: были при сем совещании полковник фон дер Бриген, Павел Колошин, Нарышкин и Семенов (и какой именно?), а также, какого они были мнения и какого рода подавали утвердительные или отрицательные голоса свои?

Бриген и Калошин, сколько припомнить могу, находились при сказанном совещании, Нарышкина при оном не было, а касательно Семенова, никак утвердительно сказать не могу, но, кажется, что и он был при том. Сей Семенов есть статский чиновник, а иначе его описать не знаю. Все присутствовавшие при сказанном совещании подали голос в пользу республиканского правления, как то уже имел я честь Комитету объяснить. Глинка говорил в пользу монархического, но голос, наконец, дал тоже в пользу республиканского.

Полковник Пестель.»

Показание П.И. Пестеля о совещании тайного общества в 1820 г.

Показание П.И. Пестеля о совещании тайного общества в 1820 г. на квартире Ф.Н. Глинки.
8 февраля 1826 г.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 5. Л. 5.

_______
 

«1826 года 8 февраля высочайше учрежденный Следственный комитет требует от г[осподина] полковника Пестеля следующего показания:

В дополнение сказанного вами о совещании, происходившем в 1820 г. в квартире полковника Глинки, объясните: были при сем совещании полковник фон дер Бриген, Павел Колошин, Нарышкин и Семенов (и какой именно?), а также, какого они были мнения и какого рода подавали утвердительные или отрицательные голоса свои?

Бриген и Калошин, сколько припомнить могу, находились при сказанном совещании, Нарышкина при оном не было, а касательно Семенова, никак утвердительно сказать не могу, но, кажется, что и он был при том. Сей Семенов есть статский чиновник, а иначе его описать не знаю. Все присутствовавшие при сказанном совещании подали голос в пользу республиканского правления, как то уже имел я честь Комитету объяснить. Глинка говорил в пользу монархического, но голос, наконец, дал тоже в пользу республиканского.

Полковник Пестель.»