И.Д. Якушкин. Записки.

Рукопись, записанная под диктовку декабриста его сыновьями.

1855–1857 гг.
Государственный архив Российской Федерации
Ф. 279. Оп. 1. Д. 8. Л. 1–1 об.

Война [18]12 года пробудила народ русский к жизни и составляет важный период в его политическом существовании. Все распоряжения и усилия правительства были бы недостаточны, чтобы изгнать вторгшихся в Россию галлов и с ними двунадесять языцы, если бы народ по-прежнему остался в оцепенении. Не по распоряжению начальства выступило все народонаселение Москвы вместе с армией из древней столицы. По рязанской дороге, направо и налево, поле было покрыто пестрой толпой, и мне теперь еще помнятся слова шедшего около меня солдата: «Ну, слава Богу, вся Россия в поход пошла!» В рядах даже между солдатами не было уже бессмысленных орудий; каждый чувствовал, что он призван содействовать в великом деле.

Импер[атор] Александр, оставивший войско прежде витебского сражения, возвратился к нему в Вильну. Конечно, никогда прежде и никогда после не был он так сближен со своим народом, как в это время, в это время он его любил и уважал. Россия была спасена, но для импер[атора] Александра этого было мало; он двинулся за границу со своим войском для освобождения народов от общего их притеснителя. Прусский народ, втоптанный в грязь Наполеоном, первый отозвался на великодушное призвание имп[ератора] Александра; все восстало и вооружилось. В 13-м году имп[ератор] Александр перестал быть царем русским и обратился в импер[атора] Европы. Подвигаясь вперед с оружием в руках и призывая каждого к свободе, он был прекрасен в Германии; но был еще прекраснее, когда мы пришли в 14-м году в Париж. Тут союзники, как алчные волки, были готовы броситься на павшую Францию. Имп[ератор] Александр спас ее; предоставил даже ей избрать род правления, какой она найдет для себя более удобный, с одним только условием, что Наполеон и никто из его семейства не будет царствовать во Франции. Когда уверили имп[ератора] Алекс[андра], что французы желают иметь Бурбонов, он поставил в непременную обязанность Людовику XVIII даровать права своему народу, обеспечивающие до некоторой степени его независимость. Хартия Люд[овика] XVIII дала возможность французам продолжать начатое ими дело в 89[-м] году. В это время республиканец Лагарп мог только радоваться действиям своего царственного питомца.

Пребывание целого года в Германии и потом нескольких месяцев в Париже не могло не изменить воззрения хоть сколько-нибудь мыслящей русской молодежи; при такой огромной обстановке каждый из нас сколько-нибудь вырос.

Из Франции в 14-м году мы возвратились морем в Россию. 1-я гвард[ейская] дивизия была высажена у Ораниенбаума и слушала благодарств[енный] молебен, который служил обер-священник Державин.

И.Д. Якушкин. Записки. Рукопись, записанная под диктовку декабриста сыновьями

И.Д. Якушкин. Записки. 1855–1857 гг.
Рукопись, записанная под диктовку декабриста его сыновьями.

ГАРФ. Ф. 279. Оп. 1. Д. 8. Л. 1.

_______
 

«Война [18]12 года пробудила народ русский к жизни и составляет важный период в его политическом существовании. Все распоряжения и усилия правительства были бы недостаточны, чтобы изгнать вторгшихся в Россию галлов и с ними двунадесять языцы, если бы народ по-прежнему остался в оцепенении. Не по распоряжению начальства выступило все народонаселение Москвы вместе с армией из древней столицы. По рязанской дороге, направо и налево, поле было покрыто пестрой толпой, и мне теперь еще помнятся слова шедшего около меня солдата: «Ну, слава Богу, вся Россия в поход пошла!» В рядах даже между солдатами не было уже бессмысленных орудий; каждый чувствовал, что он призван содействовать в великом деле.

Импер[атор] Александр, оставивший войско прежде витебского сражения, возвратился к нему в Вильну. Конечно, никогда прежде и никогда после не был он так сближен со своим народом, как в это время, в это время он его любил и уважал. Россия была спасена, но для импер[атора] Александра этого было мало; он двинулся за границу со своим войском для освобождения народов от общего их притеснителя. Прусский народ, втоптанный в грязь Наполеоном, первый отозвался на великодушное призвание имп[ератора] Александра;»

И.Д. Якушкин. Записки. Рукопись, записанная под диктовку декабриста сыновьями

И.Д. Якушкин. Записки. 1855–1857 гг.
Рукопись, записанная под диктовку декабриста его сыновьями.

ГАРФ. Ф. 279. Оп. 1. Д. 8. Л. 1об.

_______
 

«все восстало и вооружилось. В 13-м году имп[ератор] Александр перестал быть царем русским и обратился в импер[атора] Европы. Подвигаясь вперед с оружием в руках и призывая каждого к свободе, он был прекрасен в Германии; но был еще прекраснее, когда мы пришли в 14-м году в Париж. Тут союзники, как алчные волки, были готовы броситься на павшую Францию. Имп[ератор] Александр спас ее; предоставил даже ей избрать род правления, какой она найдет для себя более удобный, с одним только условием, что Наполеон и никто из его семейства не будет царствовать во Франции. Когда уверили имп[ератора] Алекс[андра], что французы желают иметь Бурбонов, он поставил в непременную обязанность Людовику XVIII даровать права своему народу, обеспечивающие до некоторой степени его независимость. Хартия Люд[овика] XVIII дала возможность французам продолжать начатое ими дело в 89[-м] году. В это время республиканец Лагарп мог только радоваться действиям своего царственного питомца.

Пребывание целого года в Германии и потом нескольких месяцев в Париже не могло не изменить воззрения хоть сколько-нибудь мыслящей русской молодежи; при такой огромной обстановке каждый из нас сколько-нибудь вырос.

Из Франции в 14-м году мы возвратились морем в Россию. 1-я гвард[ейская] дивизия была высажена у Ораниенбаума и слушала благодарств[енный] молебен, который служил обер-священник Державин.»