Письмо А.И. Герцена главноначальствующему III Отделением гр. А.Ф. Орлову с отказом вернуться в Россию.

23 сентября 1850 г.
Государственный архив Российской Федерации
Ф. 109. 1 экс. 1834 г. Д. 239. Ч. 10. Л. 217–217 об.

20,5 х 27 см.

Вверху листа рукой А.Ф. Орлова написано карандашом: «Не приказать ли поступить с сим дерзким преступником по всей строгости существующих законов». Ниже, на левом поле Николай I написал карандашом: «Разумеется». Как и полагалось в таких случаях, ниже царской резолюции рукой Л.В. Дубельта приписано чернилами: «Собственной Его Величества рукой написано карандашом: “Разумеется”. Варшава. 3 октября 1850. Г[енерал-]а[дъютант] Дубельт».

«Ваше сиятельство граф Алексей Федорович,

Императорский консул в Ницце сообщил мне высочайшую волю о моем возвращении в Россию. При всем желании, я нахожусь в невозможности исполнить оную, не приведя в ясность моего положения.

Прежде всякого вызова, более года тому назад, наложено было запрещение на мое имение, отобраны деловые бумаги, находившиеся в частных руках, наконец, захвачены деньги, высланные мне из Москвы. Такие строгие и чрезвычайные меры против меня показывают мне, что я не только в чем-то обвиняем, но что прежде всякого вопроса и всякого суда призван виновным и наказан – лишением части средств моих.

Я не могу надеяться, чтоб одно возвращение мое могло меня спасти от печальных последствий политического процесса. Мне легко объяснить каждое из моих действий, но в процессах этого рода судят мнения, теории и на них основывают приговор. Могу ли я, должен ли я подвергать себя и все мое семейство такому процессу?

Ваше сиятельство, оцените простоту и откровенность моего ответа и повергните на высочайшее рассмотрение причины, заставляющие меня остаться в чужих краях – несмотря на мое искреннее и глубокое желание возвратиться на родину.

С чувством искренней преданности и глубочайшего почтения

честь имею пребыть,

вашего сиятельства покорнейший слуга

Александр Герцен.

Ницца 1850, сентября 23.

Его сиятельству графу Алексею Федоровичу Орлову».

Письмо А.И. Герцена главноначальствующему III Отделением гр. А.Ф. Орлову с отказ

Письмо А.И. Герцена главноначальствующему III Отделением гр. А.Ф. Орлову с отказом вернуться в Россию.

23 сентября 1850 г.

ГА РФ. Ф. 109. 1 экс. 1834 г. Д. 239. Ч. 10. Л. 217.

_______
 

Вверху листа рукой А.Ф. Орлова написано карандашом: «Не приказать ли поступить с сим дерзким преступником по всей строгости существующих законов». Ниже, на левом поле Николай I написал карандашом: «Разумеется». Как и полагалось в таких случаях, ниже царской резолюции рукой Л.В. Дубельта приписано чернилами: «Собственной Его Величества рукой написано карандашом: “Разумеется”. Варшава. 3 октября 1850. Г[енерал-]а[дъютант] Дубельт».

«Ваше сиятельство граф Алексей Федорович,

Императорский консул в Ницце сообщил мне высочайшую волю о моем возвращении в Россию. При всем желании, я нахожусь в невозможности исполнить оную, не приведя в ясность моего положения.

Прежде всякого вызова, более года тому назад, наложено было запрещение на мое имение, отобраны деловые бумаги, находившиеся в частных руках, наконец, захвачены деньги, высланные мне из Москвы. Такие строгие и чрезвычайные меры против меня показывают мне, что я не только в чем-то обвиняем, но что прежде всякого вопроса и всякого суда призван виновным и наказан – лишением части средств моих.

Я не могу надеяться, чтоб одно возвращение мое могло меня спасти от печальных последствий политического процесса. Мне легко объяснить каждое из моих действий, но в процессах этого рода судят»