Прошение А.И. Герцена шефу жандармов А.Х. Бенкендорфу.

12 апреля 1841 г.
Государственный архив Российской Федерации
Ф. 109. 1 экс. 1834 г. Д. 239. Ч. 10. Л. 42–42 об.

21 х 34 см.

Вверху А.Х. Бенкендорф написал карандашом резолюцию: «Доклад. Сказать, что человек хороший». Это означало, что он собирался докладывать о прошении императору.

«Сиятельнейший граф!

Вашему сиятельству известно несчастное обстоятельство, лишившее меня возможности продолжать службу в столицах. Я приготовлялся безропотно покориться судьбе своей, как ряд семейных бедствий и расстройство дел усугубили тягость моего положения. Очень знаю, что частные обстоятельства не дают мне никаких прав, но знаю еще более беспредельную благость государя императора, и в ней осмеливаюсь я находить право умолять о даровании мне прощения. Теперь, когда радостнейшее событие совершается в августейшей фамилии, да отразится и на моем несчастном семействе один из тех лучей милосердия и благости, которые озарят всю Россию и вызовут молитвы из всех сердец.

Не откажите, Ваше сиятельство, в высоком предстательстве Вашем пред священной особой государя императора о прощении меня и о разрешении мне продолжать службу там, где наиболее потребуют мои семейные обстоятельства, не исключая обеих столиц. Не знаю, сочтете ли, Ваше сиятельство, меня достойным Вашего покровительства, но я осмеливаюсь надеяться и уповать. Во всяком случае, сиятельнейший граф, простите смелость, с которой я обратился к Вашему сиятельству, одна крайность может извинить меня.

С чувствами глубочайшего уважения и совершеннейшей преданности

честь имею пребыть, Сиятельнейший граф

покорнейшим слугой

Александр Герцен.

12 апреля 1841 года».

Прошение А.И. Герцена шефу жандармов А.Х. Бенкендорфу, 12 апреля 1841 г.

Прошение А.И. Герцена шефу жандармов А.Х. Бенкендорфу.

12 апреля 1841 г.

ГА РФ. Ф. 109. 1 экс. 1834 г. Д. 239. Ч. 10. Л. 42.

_______
 

Вверху А.Х. Бенкендорф написал карандашом резолюцию: «Доклад. Сказать, что человек хороший». Это означало, что он собирался докладывать о прошении императору.
 

«Сиятельнейший граф!

Вашему сиятельству известно несчастное обстоятельство, лишившее меня возможности продолжать службу в столицах. Я приготовлялся безропотно покориться судьбе своей, как ряд семейных бедствий и расстройство дел усугубили тягость моего положения. Очень знаю, что частные обстоятельства не дают мне никаких прав, но знаю еще более беспредельную благость государя императора, и в ней осмеливаюсь я находить право умолять о даровании мне прощения. Теперь, когда радостнейшее событие совершается в августейшей фамилии, да отразится и на моем несчастном семействе один из тех лучей милосердия и благости, которые озарят всю Россию и вызовут молитвы из всех сердец.

Не откажите, Ваше сиятельство, в высоком предстательстве Вашем пред священной особой государя императора о прощении меня и о разрешении мне продолжать службу там, где наиболее потребуют»