«Народная воля»

Отсутствие гарантий прав личности, полная незащищенность перед лицом власть имущих порождали соответствующие формы протеста. Невозможность вести эффективную социалистическую пропаганду в существующих условиях выдвигала на первый план задачу изменения государственного строя, достижения конституционных свобод, иными словами – политическую борьбу, в ущерб немедленному решению задач социального переустройства. Политической борьбой без массовой поддержки могла быть только борьба террористическая – наиболее «производительный» способ «употребить ничтожные революционные силы». В гуще народничества происходила радикализация настроений, спонтанно возникала террористическая практика, росла потребность возвести её в принцип. Все эти обстоятельства вызвали рождение «Народной воли», знаменовавшее переход к единоборству с самодержавием.

«Земля и воля», основанная в 1876 году, пыталась придерживаться ортодоксальных народнических позиций, выступая за оседлую пропаганду в деревне с целью подготовки народного восстания и воспринимая террор преимущественно как меру самозащиты. Тем не менее, партия признавала политические убийства «одним из лучших агитационных приемов, … осуществлением революции в настоящем». В июне 1879 года накануне Воронежского съезда «Земли и воли» в Липецке собрались «политики» – Александр Михайлов, Лев Тихомиров, Александр Квятковский, Николай Морозов, Александр Баранников, Мария Ошанина, Андрей Желябов, Николай Колодкевич, Григорий Гольденберг, Сергей Ширяев и Михаил Фроленко, которые ратовали за политическую борьбу путем систематического применения террористических методов и стремилась внести этот пункт в программу организации в качестве самостоятельной и первоочередной задачи. Объявив себя Исполнительным комитетом Социально-революционной партии, эта сплоченная группа явилась в Воронеж. Постановления съезда «Земли и воли» носили компромиссный характер и окончательно проблему не решали: террористическая деятельность признавалась необходимой наряду с работой в народе. В августе 1879 года разногласия между сторонниками продолжения прежней линии, «деревенщиками», и «политиками» привели к расколу организации на «Черный передел» и «Народную волю».

Программа Исполнительного комитета гласила, что члены «Народной воли» «по своим убеждениям… социалисты и народники», ближайшей задачей партии объявлялся «политический переворот с целью передачи власти народу», террор должен был служить орудием устрашающим для правительства и агитационным для народа. Однако «жизнь организации направляется не столько принципами и конечными целями, поставленными в ее программе, сколько ежедневными делами, совершаемыми ею в борьбе с окружающими обстоятельствами»[1]. Террористическая деятельность, всё глубже затягивавшая революционеров в свой водоворот, требовала напряжения всех сил и оставляла всё меньше места для рассуждений о том, что будет «после».

Справка, составленная в III Отделении по показаниям Григория Гольденберга, март

Справка, составленная в III Отделении по показаниям Григория Гольденберга.

Государственный архив Российской Федерации

Степан Халтурин. Взрыв в Зимнем дворце

Проект телеграммы о покушении для публикации в "Правительственном Вестнике"

Проект телеграммы о покушении для публикации в «Правительственном Вестнике».

Государственный архив Российской Федерации
Записка главноначальствующего III Отделением, шефа жандармов генерал-адъютанта А

Записка главноначальствующего III Отделением, шефа жандармов генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна с первыми сведениями о причине взрыва и пострадавших в Зимнем дворце.

Государственный архив Российской Федерации
Приказ по войскам гвардии и Петербургского военного округа о произошедшем покуше

Приказ по войскам гвардии и Петербургского военного округа о произошедшем покушении.

Государственный архив Российской Федерации
Телеграмма из лейб-гвардии Финляндского полка в III Отделение о числе убитых и р

Телеграмма из лейб-гвардии Финляндского полка в III Отделение о числе убитых и раненых во время покушения солдат.

Государственный архив Российской Федерации
Записка начальника Санкт-Петербургского губернского жандармского управления гене

Записка начальника Санкт-Петербургского губернского жандармского управления генерал-майора Комарова о служащих дворца, живших в помещении, где была заложена бомба.

Государственный архив Российской Федерации
Текст правительственного сообщения о состоявшемся покушении на императора в Зимн

Текст правительственного сообщения о состоявшемся покушении на императора в Зимнем дворце для публикации в «Правительственном вестнике» за 9 февраля 1880 г.

Государственный архив Российской Федерации
Докладная записка генерал-адъютанта Дрентельна о розыске С. Батышкова, представл

Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна о розыске С. Батышкова, представленная Александру II.

Государственный архив Российской Федерации
Записка для памяти генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна (?) о сообщениях о готовящи

Записка для памяти генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна (?) о сообщениях о готовящихся новых террористических покушениях, без подписи.

Государственный архив Российской Федерации
Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна о ходе расследования покушен

Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна о ходе расследования покушения в Зимнем дворце, представленная Александру II.

Государственный архив Российской Федерации
Степан Халтурин

Халтурин Степан Николаевич (1856–1882). Родился в большой зажиточной семье гос. крестьянина. В 1868–1871 учился в Орловском уездном поселковом училище. Халтурин много читал, увлекшись народнической литературой, оказавшей на него большое влияние. В 1874–1875 продолжил учебу в Вятском земском училище, где приобрел специальность краснодеревщика. Надеясь осуществить мечту о соц. коммуне, Халтурин с друзьями решил уехать в США, но из-за кражи у него загранпаспорта был вынужден остаться в Москве. С 1875 переехал в Петербург, где, живя случайными заработками, занимался пропагандистской деятельностью. С 1877 г. перешел на нелегальное положение; в 1878 г. вместе с В.П. Обнорским стал организатором и руководителем «Северного союза русских рабочих». Разгром этой организации в 1879 г. и отсутствие возможностей для легальной борьбы подвигли Халтурина к террористической деятельности «Народной воли».

С 6 марта по август 1879 г. работал в Новом Адмиралтействе под фамилией Батурина. В сентябре поступил столяром в Зимний дворец под фамилией Батышкова.

С осени 1879 г. по февраль 1880 г. Халтурин жил и работал в Зимнем дворце, готовя покушение на Александра II.

После произведенного им 5 февраля 1880 г. взрыва Халтурин был отправлен народовольцами в Москву для пропаганды среди рабочих. После 1 марта 1881 г. стал членом Исполнительного комитета «Народной воли». 18 марта 1882 г. в Одессе вместе с Н.А. Желваковым Халтурин принял участие в убийстве прокурора В.С. Стрельникова. 22 марта 1882 г. Н.А. Желваков и С.Н. Халтурин были повешены в Одессе.

Из донесения начальника Санкт-Петербургского губернского жандармского управления

Из донесения начальника Санкт-Петербургского губернского жандармского управления генерал-майора Комарова в III Отделение с описанием покушения в Зимнем дворце.

Государственный архив Российской Федерации
Донесение начальника Санкт-Петербургского губернского жандармского управления ге

Донесение начальника Санкт-Петербургского губернского жандармского управления генерал-майора Комарова в III Отделение об установлении личности С. Халтурина.

Государственный архив Российской Федерации
Докладная записка генерал-адъютанта Дрентельна Александру II о привлечении к доз

Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна Александру II о привлечении к дознанию о покушении в Зимнем дворце народовольцев А.А. Квятковского и В.Н. Фигнер.

Государственный архив Российской Федерации
Фигнер Вера Николаевна

Фигнер Вера Hиколаевна (1852–1942). Из дворян. Училась в Швейцарии в университете. Там вступила в один из русских социалистических кружков. После раскола «Земли и воли» вступила в «Народную волю». Принимала участие во всех террористических предприятиях партии, а также в ее пропагандистской работе. По процессу 14-ти в сентябре 1884 г. была приговорена к смертной казни, замененной бессрочной каторгой, которую отбывала в Шлиссельбурге до 1904 г. Выехала за границу в 1906 году. Фигнер выполняла различные задачи партии эсеров в разных странах. После дела Азефа, вышла из партии эсеров.

Основала в начале 1910 г. Парижский комитет помощи политическим каторжанам в России. В 1911 г. написала брошюру "Les prisons russes". Вернулась в Россию в феврале 1915 года без разрешения правительства, но благодаря усилиям ее брата, солиста Императорских театров Николая Фигнера, ей удалось избежать репрессий.

После революции жила в Москве, занималась литературной работой.

Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна Александру II о допросах нар

Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна Александру II о допросах народовольцев А.А. Квятковского и В.Н. Фигнер.

Государственный архив Российской Федерации
Донесение начальника Тверского губернского жандармского управления в III Отделен

Донесение начальника Тверского губернского жандармского управления в III Отделение о появившейся прокламации Исполнительного Комитета «Народной воли», сообщающей о взрыве в Зимнем дворце.

Государственный архив Российской Федерации
Копия прокламации Исполнительного Комитета от 7 февраля 1880 г., сообщающей о вз

Копия прокламации Исполнительного Комитета «Народной воли» от 7 февраля 1880 г., сообщающей о взрыве в Зимнем дворце. Приложена к донесению начальника Тверского ГЖУ от 20 февраля 1880 г.

Государственный архив Российской Федерации

Народовольцы занимались практикой, в теоретическом отношении царила та же разноголосица, которая была характерна для организаций 1860-х: всем было ясно одно – нельзя «вырастить социальные розы на болоте деспотизма». Фактически задачи социального переустройства если и не снимались, то отодвигались, откладывались на неопределенное будущее, их решение должно было последовать за государственным переворотом. Героев «Народной воли» целиком и полностью захватил сам процесс подготовки этого переворота; их главным делом оказывалось устранение помех на пути освободительного движения в лице правительственных чиновников и российского монарха.


[1] Дебагорий-Мокриевич В.Л. От бунтарства к терроризму. Т. 2. М.-Л. 1930. С. 51.