Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна Александру II о привлечении к дознанию о покушении в Зимнем дворце народовольцев А.А. Квятковского и В.Н. Фигнер.

12 февраля 1880 г.
Государственный архив Российской Федерации
Ф. 102. 3 эксп. 1880. Д. 168. Ч. 1. Л. 79–80.

20х35 см.

На первом листе помета, означающая, что доклад был прочитан и возвращен императором: «Получено от Государя Императора 12 февраля 1880 г. Генерал-адъютант Дрентельн».

«11-го сего февраля по делу о взрыве в Зимнем дворце его императорского величества дано исправляющим должность прокурора С[анкт-]Петербургской судебной палаты начальнику Губернского жандармского управления предложение о привлечении к ответственности дворянина Александра Квятковского и проживавшей с ним вместе дочери капитана Евгении Николаевой Фигнер.

О Квятковском было упоминаемо в одной из прежних записок; относительно же Фигнер следует заметить, что фамилия, ею носимая, не в первый раз встречается в делах о государственных преступлениях. Старшая сестра Евгении Фигнер Лидия, осужденная за социально-революционную пропаганду, находится в ссылке в Иркутске и там, выйдя замуж за литератора Стахеева, продолжает подвергаться преследованиям за социалистические воззрения, так что еще нынешним летом была заключена под стражу по обвинению в распространении противоправительственных идей. Примеру стершей сестры последовали две младшие: одна из них, Вера, доктор медицины Цюрихского университета, разыскивается по обвинению в государственном преступлении, вторая же, Евгения скрывалась до ноября минувшего года вследствие павшего на нее обвинения в том, что в 1878 и 1879 годах принадлежала к тем кружкам революционных деятелей по Самарской и Саратовской губерниям, в среде которых вращался некоторое время казненный государственный преступник Соловьев. Допросы Квятковского и Фигнер предположены на 12 февраля.

Того же 11 февраля было допрошено несколько свидетелей и произведены некоторые розыскные действия для определения личности обвиняемого Батышкова и занятий его до поступления в число дворцовых мастеровых.

К прежде полученным указаниям о том, что Батышков в 1876–1878 годах, под именем Вятского крестьянина Степана Николаева Халтурина, работал в вагонной мастерской за Невскою заставою, упомянутые выше розыскные действия прибавили сведения о занятиях его в 1879 году в мастерских Нового Адмиралтейства. По сведениям этим оказывается, что Батышков, предъявив паспорт крестьянина Каргопольского уезда Олонецкой губернии Батурина, работал под этим именем в Адмиралтействе с 12 марта по 5 сентября, следовательно до самого поступления на службу в Зимний дворец.

Что же касается до свидетельских показаний, то из них заслуживает некоторого внимания только показание печника Семена Николаева. Названный свидетель незадолго до взрыва, проходя по двору мимо окна подвального помещения, в котором жили обвиняемый и его товарищи, видел в этом помещении при слабом мерцании свечного огарка какого-то высокого человека, одетого уже в пальто и направлявшегося к выходу. Давая такое показание, относящееся, по-видимому, к Батышкову, Семен Николаев удостоверил, что никого более в то время в подвале он не заметил».

Докладная записка генерал-адъютанта Дрентельна Александру II о привлечении к доз

Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна Александру II о привлечении к дознанию о покушении в Зимнем дворце народовольцев А.А. Квятковского и В.Н. Фигнер.

12 февраля 1880 г.

ГА РФ. Ф. 102. 3 эксп. 1880. Д. 168 Ч. 1. Л. 79.

_______
 

На первом листе помета, означающая, что доклад был прочитан и возвращен императором: «Получено от Государя Императора 12 февраля 1880 г. Генерал-адъютант Дрентельн».

«11-го сего февраля по делу о взрыве в Зимнем дворце его императорского величества дано исправляющим должность прокурора С[анкт-]Петербургской судебной палаты начальнику Губернского жандармского управления предложение о привлечении к ответственности дворянина Александра Квятковского и проживавшей с ним вместе дочери капитана Евгении Николаевой Фигнер.

О Квятковском было упоминаемо в одной из прежних записок; относительно же Фигнер следует заметить, что фамилия, ею носимая, не в первый раз встречается в делах о государственных преступлениях. Старшая сестра Евгении Фигнер Лидия, осужденная за социально-революционную пропаганду, находится в ссылке в Иркутске и там, выйдя замуж за литератора Стахеева, продолжает подвергаться преследованиям за социалистические воззрения, так что еще нынешним летом была заключена под стражу по об[винению]»

Докладная записка генерал-адъютанта Дрентельна Александру II о привлечении к доз

Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна Александру II о привлечении к дознанию о покушении в Зимнем дворце народовольцев А.А. Квятковского и В.Н. Фигнер.

12 февраля 1880 г.

ГА РФ. Ф. 102. 3 эксп. 1880. Д. 168 Ч. 1. Л. 79об.

_______
 

«[по об]винению в распространении противоправительственных идей. Примеру стершей сестры последовали две младшие: одна из них, Вера, доктор медицины Цюрихского университета, разыскивается по обвинению в государственном преступлении, вторая же, Евгения скрывалась до ноября минувшего года вследствие павшего на нее обвинения в том, что в 1878 и 1879 годах принадлежала к тем кружкам революционных деятелей по Самарской и Саратовской губерниям, в среде которых вращался некоторое время казненный государственный преступник Соловьев. Допросы Квятковского и Фигнер предположены на 12 февраля.

Того же 11 февраля было допрошено несколько свидетелей и произведены некоторые розыскные действия для определения личности обвиняемого Батышкова и занятий его до поступления в число дворцовых мастеровых.

К прежде полученным указаниям о том, что Батышков в 1876–1878 годах, под именем Вятского крестьянина Степана Николаева Халтурина, работал в вагонной мастерской за Невскою»

Докладная записка генерал-адъютанта Дрентельна Александру II о привлечении к доз

Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна Александру II о привлечении к дознанию о покушении в Зимнем дворце народовольцев А.А. Квятковского и В.Н. Фигнер.

12 февраля 1880 г.

ГА РФ. Ф. 102. 3 эксп. 1880. Д. 168 Ч. 1. Л. 80.

_______
 

«заставою, упомянутые выше розыскные действия прибавили сведения о занятиях его в 1879 году в мастерских Нового Адмиралтейства. По сведениям этим оказывается, что Батышков, предъявив паспорт крестьянина Каргопольского уезда Олонецкой губернии Батурина, работал под этим именем в Адмиралтействе с 12 марта по 5 сентября, следовательно до самого поступления на службу в Зимний дворец.

Что же касается до свидетельских показаний, то из них заслуживает некоторого внимания только показание печника Семена Николаева. Названный свидетель незадолго до взрыва, проходя по двору мимо окна подвального помещения, в котором жили обвиняемый и его товарищи, видел в этом помещении при слабом мерцании свечного огарка какого-то высокого человека, одетого уже в пальто и направлявшегося к выходу. Давая такое показание, относящееся, по-видимому, к Батышкову, Семен Николаев удостоверил, что никого более в то время в подвале он не заметил».