Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна о розыске С. Батышкова, представленная Александру II.

8 февраля 1880 г.
Государственный архив Российской Федерации
Ф. 102. 3 эксп. 1880. Д. 168. Ч. 1. Л. 25–26.

20,5х34,5 см.

На первом листе помета, означающая, что доклад был прочитан и возвращен императором: «Получено от Государя Императора 8 февраля 1880 г. Генерал-адъютант Дрентельн».

«7-го февраля по делу о взрыве помещения главного караула составлено прилагаемое в копии письменное заключение экспертов, содержание коего приведено в записке вчерашнего числа, и произведен ряд действий с целью всестороннего исследования прискорбного события и изобличения виновных.

К числу этих действий следует отнести: 1) осмотр предметов, найденных в мусоре разрушенного помещения, и до взрыва находившихся, по-видимому, в той комнате подвального этажа, откуда последовал взрыв; 2) принятие особых мер к розыску подозреваемого в преступлении и вскрывшегося крестьянина Батышкова и 3) собрание сведений о личности его, а также и об обстоятельствах, сопровождавших принятие означенного лица в число мастеровых Дворцового управления.

Результаты перечисленных действий следующие:

Осмотренные предметы, из которых некоторые представляются как бы обожженными, состоят из носильного платья, белья, книг, переписки, черновых заметок и не могут быть покамест рассматриваемы как материал для розысков, за исключением книги «Романы и повести Вольтера», принадлежащей, судя по имеющемуся на ней клейму, библиотеке Черкесова.

Розыск Батышкова поглощает в настоящее время все внимание сыскной полиции, обратившейся, сколько мне известно, за содействием к дворцовому ведомству, которое и предоставило в ее распоряжение нескольких людей, знающих в лицо разыскиваемого. Задержание Батышкова представляется тем более желательным, что падающее на него подозрение усиливается ответной телеграммой Каргопольского исправника, уведомившего, что в Каргопольском уезде нет волости, указанной в паспорте подозреваемого.

При исследовании обстоятельств, сопровождавших поступление Батышкова в сентябре сего года в мастеровые дворца, установлено, что он определен столярным мастером Козичевым, принявшим его по рекомендации служащего во дворце с 1872 г. отставного унтер-офицера лейб-гвардии Семеновского полка Бундуля, который в свою очередь объясняет, что рекомендовал Батышкова, вовсе не зная его, по просьбе бывшего своего сослуживца по полку Григория Федорова Петрова. Последний на допросе заявил, что познакомился с Батышковым, работая с ним вместе весною сего года в Новом Адмиралтействе, близкого знакомства с ним, однако, не имел, хотя тот и был некоторое время у него нахлебником. Бундуль и Петров, впредь до разъяснения обстоятельств дела, арестованы.

Таким образом, в настоящее время содержатся под стражей по постановлениям, состоявшимся при участии прокурорского надзора, пять человек, а именно: три лица, жившие в одной комнате с Батышковым, и упомянутые выше Бундуль и Петров […]»

Докладная записка генерал-адъютанта Дрентельна о розыске С. Батышкова, представл

Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна о розыске С. Батышкова, представленная Александру II.

8 февраля 1880 г.

ГА РФ. Ф. 102. 3 эксп. 1880. Д. 168 Ч. 1. Л. 25.

_______
 

«7-го февраля по делу о взрыве помещения главного караула составлено прилагаемое в копии письменное заключение экспертов, содержание коего приведено в записке вчерашнего числа, и произведен ряд действий с целью всестороннего исследования прискорбного события и изобличения виновных.

К числу этих действий следует отнести: 1) осмотр предметов, найденных в мусоре разрушенного помещения, и до взрыва находившихся, по-видимому, в той комнате подвального этажа, откуда последовал взрыв; 2) принятие особых мер к розыску подозреваемого в преступлении и вскрывшегося крестьянина Батышкова и 3) собрание сведений о личности его, а также и об обстоятельствах, сопровождавших принятие означенного лица в число мастеровых Дворцового управления.

Результаты перечисленных действий следующие:

Осмотренные предметы, из»

Докладная записка генерал-адъютанта Дрентельна о розыске С. Батышкова, представл

Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна о розыске С. Батышкова, представленная Александру II.

8 февраля 1880 г.

ГА РФ. Ф. 102. 3 эксп. 1880. Д. 168 Ч. 1. Л. 25об.

_______
 

«которых некоторые представляются как бы обожженными, состоят из носильного платья, белья, книг, переписки, черновых заметок и не могут быть покамест рассматриваемы как материал для розысков, за исключением книги «Романы и повести Вольтера», принадлежащей, судя по имеющемуся на ней клейму, библиотеке Черкесова.

Розыск Батышкова поглощает в настоящее время все внимание сыскной полиции, обратившейся, сколько мне известно, за содействием к дворцовому ведомству, которое и предоставило в ее распоряжение нескольких людей, знающих в лицо разыскиваемого. Задержание Батышкова представляется тем более желательным, что падающее на него подозрение усиливается ответной телеграммой Каргопольского исправника, уведомившего, что в Каргопольском уезде нет волости, указанной в паспорте подозреваемого.

При исследовании обстоятельств, сопровождавших поступление Батышкова в сентябре сего года в мастеровые дворца, установлено»

Докладная записка генерал-адъютанта Дрентельна о розыске С. Батышкова, представл

Докладная записка генерал-адъютанта А.Р. Дрентельна о розыске С. Батышкова, представленная Александру II.

8 февраля 1880 г.

ГА РФ. Ф. 102. 3 эксп. 1880. Д. 168 Ч. 1. Л. 26.

_______
 

«что он определен столярным мастером Козичевым, принявшим его по рекомендации служащего во дворце с 1872 г. отставного унтер-офицера лейб-гвардии Семеновского полка Бундуля, который в свою очередь объясняет, что рекомендовал Батышкова, вовсе не зная его, по просьбе бывшего своего сослуживца по полку Григория Федорова Петрова. Последний на допросе заявил, что познакомился с Батышковым, работая с ним вместе весною сего года в Новом Адмиралтействе, близкого знакомства с ним, однако, не имел, хотя тот и был некоторое время у него нахлебником. Бундуль и Петров, впредь до разъяснения обстоятельств дела, арестованы.

Таким образом, в настоящее время содержатся под стражей по постановлениям, состоявшимся при участии прокурорского надзора, пять человек, а именно: три лица, жившие в одной комнате с Батышковым, и упомянутые выше Бундуль и Петров […]»