Доклад Следственной по политическим делам комиссии по делу Ф.Ф. Павленкова и др., представленный Александру II.

13 октября 1868 г.
Государственный архив Российской Федерации
Ф. 109. 3 эксп. 1868 г. Д. 180. Ч. 1. Л. 57–60, 64об.–65об.

21,5 х 35,5 см.

«Копия.

На прошедшей неделе занятия Высочайше учрежденной под моим председательством следственной комиссии заключались, главнейше, в окончательном рассмотрении и обсуждении произведенного ею дела о содержащемся в крепости здешнем книгопродавце, отставном поручике гвардейской конной артиллерии Флорентии Павленкове и других.

Сущность сего дела заключается в следующем: 4-го прошлого июля недалеко от Риги утонул литератор Дмитрий Писарев, развивавший в своих сочинениях идеи реализма и неуважение к религии и власти. Он был одним из главных деятелей журнала «Русское слово», издание коего по Высочайшему повелению прекращено в 1866 году, вследствие враждебного его направления и вредного влияния на умы молодого поколения. Но еще ранее того, Писарев за составление брошюры преступного содержания (х – «Русское правительство, под покровительством Шедо-Ферроти» (прим. документа)) – согласно Высочайше утвержденному 16 октября 1864 г. мнению Государственного совета – был лишен некоторых прав и преимуществ, с заключением в крепость.

Тело Писарева, с разрешения министра Внутренних дел, перевезено в Петербург и погребено на Волковом кладбище, рядом с могилами Белинского и Добролюбова. За телом ездил Павленков, издатель сочинений Писарева, он же распоряжался и похоронами, причем заказал для покойного гроб без креста и произнес речь, в которой, между прочим, приглашал присутствовавших открыть подписку на памятник Писареву и употребить все старания, чтобы она проникла во внутрь России, где, по его словам, Писарев имеет почитателей более, чем в Петербурге.

Кроме Павленкова, надгробные речи говорили литераторы Гайдебуров, Благосветлов и отставной подпоручик Дмитрий Гирс. Последний выразил в своей речи явное отрицание загробной жизни и бессмертия души; в ней, между прочим, сказано: «Принадлежа вместе с покойным к тому поколению, которое не может смотреть на смерть иначе как на последний расчет с землею, и не более, которое может смотреть далее только скептически, мы не можем надеяться для дорогого нам покойного ни на что в будущем».

После похорон Павленков заказал в типографии Штремера печатные бланки для подписки на устройство памятника Писареву (бронзовая его статуя) и на учреждение при здешнем университете студентской стипендии его имени, и не спросив требуемого в подобных случаях законного разрешения, разослал в течение августа более сотни таких бланков разным лицам для сбора денег. В письмах к сим лицам Павленков, преувеличивая значение литературной деятельности Писарева, между прочим, отзывался, что будто бы писатель этот, пропагандой своих идей, оказал важные услуги обществу; что вся жизнь его была отдана на борьбу с окружающим злом, на защиту угнетенных против угнетателей, на ниспровержение царства мрака. В одной же из рукописей Павленкова, взятых при его обыске, Писарев, между прочим, назван учителем и могучим бойцом, идущим на смену Белинского, Добролюбова и Чернышевского.

Независимо сего, в видах повсеместного распространения означенной подписки, Павленков задумал разослать приглашения к пожертвованиям во все университеты и другие высшие учебные заведения, а также преподавателям словесности в гимназиях, полковым библиотекарям и командирам. Для сей цели 2-го сентября он заказал литографу Гробову оттиски циркулярных своих писем, которые, однако, вовремя задержаны полицией и остались не разосланными. Вслед за тем Павленков был арестован, и так как он проживал без прописки вида у воспитателя при 2-й военной гимназии, штабс-капитана гвардейской артиллерии Владимира Черкасова, то в квартире последнего произведен обыск, причем найдено множество запрещенных заграничных изданий, между прочим, сочинения Прудона, Фейербаха, Штрауса, Бюхнера, Герцена, портреты последнего и государственных преступников Михайлова и Чернышевского, фотографические снимки с двадцатипятирублевого кредитного билета прежнего образца и с рисунка, изображающего фантастическую сцену события 4-го апреля, с подписью в стихах, заключающих в себе насмешку над полицией.

Из отобранных бумаг обращает на себя особое внимание переписка Павленкова с товарищами по корпусу и артиллерийской академии, между прочим, с бывшим поручиком Ушаковым, который в марте 1863 г. был присужден генерал-аудиториатом на основании полевых уголовных законов к лишению всех прав состояния и к смертной казни расстрелянием

[…] Девица Вера Ивановна Писарева, дочь отставного штабс-капитана, служащего ныне мировым судьей в Тульской губернии, 24-х лет, вероисповедания православного, проживает в Петербурге с 1864 года, занимается переводами статей для газет и этим себя содержит.

Заключение.

По соображении в совокупности всех обстоятельств настоящего дела, Комиссия полагала бы:

1) Павленкова как личность со зловредным и враждебным направлением выслать административным порядком, по соглашению шефа жандармов с министром Внутренних дел, в одну из отдаленных губерний с учреждением за ним строгого полицейского надзора и с воспрещением ему на будущее время издательской деятельности и выезда в столицы. Но так как производимое в Кассационном и Уголовном департаменте дело по изданию Павленковым 2-й части сочинений Писарева еще не окончено, то впредь до решения оного оставить Павленкова в Петербурге, с содержанием, однако, его под арестом.

2) Гирса, дозволившего себе в публичной речи противный христианским догматам отзыв, выслать тем же порядком под надзор полиции в одну из отдаленных губерний на два года, предоставив ему, по истечении сего срока, избрать, если пожелает, другое место жительства, за исключением столиц.

3) Девицу Писареву отправить к родителям в Тульскую губернию под их поручительство и надзор местных властей.

И 4) Взыскание относительно штабс-капитана Черкасова ограничить удалением его от должности воспитателя при военной гимназии.

Заключение сие осмеливаюсь всеподданнейше повергнуть на Высочайшее Вашего Императорского Величества благоусмотрение.

Подписал генерал-адъютант Ланской.

С подлинным верно.

Делопроизводитель В. Дашко.

13-го октября 1868 г.»

Помета: «На подлинном собственной Его Императорского Величества рукой написано карандашом: «Согласен». Статский советник В. Дашко.»

Доклад Следственной по политическим делам комиссии по делу Ф.Ф. Павленкова и др.

Доклад Следственной по политическим делам комиссии по делу Ф.Ф. Павленкова и др., представленный Александру II.

13 октября 1868 г.

ГА РФ. Ф. 109. 3 эксп. 1868 г. Д. 180. Ч. 1. Л. 57об.

_______
 

«идеи реализма и неуважение к религии и власти. Он был одним из главных деятелей журнала «Русское слово», издание коего по Высочайшему повелению прекращено в 1866 году, вследствие враждебного его направления и вредного влияния на умы молодого поколения. Но еще ранее того, Писарев за составление брошюры преступного содержания (х – «Русское правительство, под покровительством Шедо-Ферроти» (прим. документа)) – согласно Высочайше утвержденному 16 октября 1864 г. мнению Государственного совета – был лишен некоторых прав и преимуществ, с заключением в крепость.

Тело Писарева, с разрешения министра Внутренних дел, перевезено в Петербург и погребено на Волковом кладбище, рядом с могилами Белинского и Добролюбова. За телом ездил Павленков,»

Доклад Следственной по политическим делам комиссии по делу Ф.Ф. Павленкова и др.

Доклад Следственной по политическим делам комиссии по делу Ф.Ф. Павленкова и др., представленный Александру II.

13 октября 1868 г.

ГА РФ. Ф. 109. 3 эксп. 1868 г. Д. 180. Ч. 1. Л. 58.

_______
 

«издатель сочинений Писарева, он же распоряжался и похоронами, причем заказал для покойного гроб без креста и произнес речь, в которой, между прочим, приглашал присутствовавших открыть подписку на памятник Писареву и употребить все старания, чтобы она проникла во внутрь России, где, по его словам, Писарев имеет почитателей более, чем в Петербурге.

Кроме Павленкова, надгробные речи говорили литераторы Гайдебуров, Благосветлов и отставной подпоручик Дмитрий Гирс. Последний выразил в своей речи явное отрицание загробной жизни и бессмертия души; в ней, между прочим, сказано: «Принадлежа вместе с покойным к тому поколению, которое не может смотреть»